МИССИОНЕРСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

МИССИОНЕРСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Между личностью и эргономичностью: факторы выбора храма православными москвичами

Куксин Ярослав Константинович, студент географического факультета МГУ им. Ломоносова

Предисловие (Гуня А.Н., рук. аналитического сектора СМО)

Миссионерская деятельность направлена на человека, путь отдельного человека к вере индивидуален и неповторим. Тем не менее, если речь идет о миссионерской деятельности Церкви, имеющей дело с миллионами людей, встают вопросы об эффективности работы. Как «измерить» успехи или неуспехи миссионерской деятельности? Вопрос весьма сложный. В конечном итоге Господь является высшей инстанцией. А в повседневной работе миссионеру нужны показатели результатов своего труда. Церковь, как один из важных социальных институтов общества, нуждается в осознании проблем, стоящих перед миром, страной, митрополиями и епархиями, благочиниями и приходами. Является 1-2 или даже (по разным оценкам) 5% воцерковленных людей достаточным для российского общества? Возможно, что да, если допустить, что среди нас есть праведники, которые молятся за нас и за которых Господь и нас помилует. Трудно предположить, каким было бы наше российское общество, если бы уровень воцерковленности вырос до 10 или даже 25%. Наверное, это было бы совсем другое по своему качеству российское государство. Все эти и другие рассуждения могут быть бесплодными без детального анализа нашего общества в его взаимодействии с Церковью. Ниже читателю предлагается конкретное исследование, проведенное в Москве. Самый большой город России характеризуется средоточием людей, храмов, святынь, здесь происходят важнейшие социально—политические процессы, определяющие будущее нашего государства. Поэтому изучение различных сторон церковно- общественных отношений является ключом к пониманию современных проблем, стоящих перед миссионерами. Исследование посвящено поиску ответа на вопрос, какие мотивы и факторы лежат в основе выбора жителями Москвы своего церковного прихода: близость к месту проживания или личность священнослужителя, атмосфера в церкви и характеристики приходской общины?

Возрождение интереса к религии в постсоветской России привело к возвращению храмов под управление религиозных организаций, росту религиозности населения, (ре)интеграции религии в публичную сферу. Православие как наиболее популярная в стране конфессия выступило локомотивом в этих процессах, хотя не стоит преувеличивать их масштаб. Воцерковленные православные христиане в современной России составляют

1
первые проценты от всего населения , т.е. ниже мы будем говорить о своего

рода городском «меньшинстве». В то же время экономический, технологический, социальный уклады жизни существенно трансформировались за время советского секулярного периода, что не могло не сказаться и на устройстве приходской жизни, особенно в крупнейших городах страны. В отличие от ситуации начала прошлого века, современные

городские приходы перестают быть территориальными, несмотря на активное строительство храмов в новых районах городов (в Москве – по программе «200 храмов»). Задача исследования – понять, какие причины мотивируют большинство верующих людей выбирать географически отдаленный храм при наличии церквей «в шаговой доступности» (на примере Москвы в пределах МКАД).

В современной русскоязычной социально-экономической (не физической) географии относительно мало внимания уделяется микрогеографическим внутригородским исследованиям, особенно в рамках географии религии, в то время как именно приходы и храмы являются низовыми единицами территориальной структуры РПЦ. Работы, связанные с территориальной организацией храмов и пространственной мобильностью религиозных сообществ, единично встречаются в human geography. Они затрагивают вопросы транспортной доступности храма [5], связи храма с сообществами иммигрантов [6, 8] и городскими конфликтами [4, 7], рассматривают храм как сервисный [8] и символический [9] центр урбанизированной территории. Не менее важны для нас работы отечественных социологов и социальных антропологов, посвященные поиску факторов формирования приходских общин [3] и их пространственной локализации [2], а также учету положения в ландшафте и современной планировки города при выборе места для размещения нового храма [1] (всё – на примере РПЦ).

Основа работы – эмпирические данные, собранные автором в ходе полевых исследований в 7 московских приходах в 2022-23 гг. Ключевые методы: социологический опрос (целевая многоэтапная выборка, 248 респондентов), экспертное интервью, регулярное скрытое и включенное наблюдение во время воскресной литургии. В ходе анкетирования и интервью задавались закрытые, полуоткрытые и открытые вопросы о частоте, причинах, специфике посещения храмов Москвы, а также затрагивались смежные темы. Имплицитно респондентам вменялась роль «выбирающих» тот или иной храм, т.е. действующих рефлексивно, осознанно, интенционально, что соотносится с фиксируемой (в т.ч. в нашем опросе) ситуацией экстерриториальности многих приходов и мнениями экспертов.

Факторы значимости операционализировались при помощи полуоткрытого вопроса с множественным выбором «Что для вас наиболее важно в храме?» Наиболее популярными ответами оказались фактор личности священнослужителя (79%), атмосфера в храме (69%) и характеристики приходской общины (48%), наиболее изменчивый фактор – близость храма к месту жительства. Таким образом, ценностная близость общины оказывается важнее географической. Структура ответов несколько отличается у мужчин и

женщин: последние большую роль отводят близости к дому, священнослужителям, внутреннему убранству; «сильный пол» – атмосфере, прихожанам, традициям храма, хотя практически все различия не выходят за пределы статистической погрешности. Разные возрастные и образовательные страты имеют схожую структуру наиболее популярных факторов значимости храмов. Среди пожилых людей закономерно растет важность близости к дому, среди более образованных прихожан появляются факторы намоленности церкви, наличия хорового пения.

Рис. 1. Карта локализации 7 приходских общин Московской Епархии РПЦ. Составлено автором по данным социологического опроса.

Несмотря на преобладание негеографических факторов выбора храма, при анализе характера локализации приходских общин мы видим определенные центр-периферийные различия пространственной мобильности. Объединяет храмы центра и окраины Москвы экстерриториальность приходов: даже в новых церквах за пределами ТТК немалая часть прихожан приезжает из других районов в географически не самый близкий храм. На карте (рис. 1) это иллюстрирует выход графов посещения воскресных литургий за пределы полигона диаграммы Вороного (если бы приход был территориален, большинство прихожан выбирало бы храм внутри того же полигона, что и место их проживания). Разница между

храмами центра и периферии города в том, что первые «собирают» прихожан со всей столицы, в то время как периферийные церкви – преимущественно с окружающих территорий (пусть и вне «своих» полигонов). Объясняться это может как большей популярностью и известностью центральных храмов, их клира (в силу более продолжительного периода функционирования прихода), так и характеристиками окружающих ландшафтов и географическим положением в центре города. Последняя гипотеза частично подтверждается дифференциацией ответов на вопросы «Нравится ли вам окружающий храм район?», «Чем вас привлекает окружающий храм район?» и «Гармонично ли храм вписан в окружающий ландшафт?» Большинство респондентов воспринимают храм и окружающую территорию как единое целое и положительно их оценивают, однако привлекательными в центральных и периферийных районах оказываются разные позиции. Для прихожан храмов в центре Москвы важны близость объектов историко-культурного наследия, непосредственно расположение храма в центре столицы, покой и тишина, для посетителей церквей за пределами ТТК первостепенными качествами среды являются обилие зеленой растительности и уровень благоустройства. Таким образом, географическое положение храма и наполнение окружающей его городской среды имеют значение, но эта закономерность не столько оказывает влияние на выбор индивидом храма (хотя это также возможно), сколько объясняет различия в локализации приходских общин между центром и окраинами столицы.

Различия между храмами центра и периферии города заметны и в выборе способа передвижения: более 60% прихожан храмов на окраине города и чуть меньше 50% прихожан церкви в полупериферии приходят в храм пешком, в отличие от прихожан центральных храмов, где такие группы респондентов минимальны, либо отсутствуют (преобладает общественный транспорт). Личным автомобилем по дороге на литургию пренебрегают прихожане во всех исследуемых церквях, что, вероятно, обусловлено близостью храма у респондентов в периферийных районах и отсутствием бесплатной парковки в центре города.

Таким образом, несмотря на ограниченность выводов нашего исследования в силу его охвата, можно сказать, что микрогеографическое внутригородское исследование повседневной религиозной жизни имеет большой потенциал и способно делать видимыми и описывать новые социальные и пространственные городские феномены и процессы, причем на разных масштабных уровнях и в разных измерениях. Огромное пространство для социально-географических исследований открывается при комбинировании географического и социологического воображений, и освоение этого пространства – лишь вопрос времени, к чему автор активно призывает всех интересующихся данной тематикой.

Список используемой литературы

  1. Давыдова, А.С. Храм «под звездами» или «на перекрестке»? Церковь как часть культурного пространства в городе «атомщиков» / Давыдова, А.С. // Труды Кольского научного центра РАН. – 2014. – No6 (25). – С. 136-146.
  2. Забаев, И.В. Община православного храма: пространственная локализация и факторы формирования (на примере г. Москвы) / Забаев, И.В., Пруцкова, Е.В. // Вест. ПСТГУ. Сер. 1: Богословие. Философия. – 2012 – No41 (3). – С. 57-67.
  3. Забаев, И.В. Факторы формирования общины на основе прихода православного храма в начале ХХI века. По данным опроса священнослужителей, социальных работников и активных прихожан храмов г. Москвы / Забаев, И.В., Пруцкова, Е.В. // Вест. Моск. ун- та. Сер. 18. Социология и политология. – 2013. – No1. – С. 104-125.
  4. Cesari, J. Mosque conflicts in European cities: Introduction / Cesari J. // Journal of Ethnic and Migration Studies. – 2005 – Vol. 31, No6. – P. 1015–1024.
  5. Dwyer, C. Faith and Suburbia: Secularisation, Modernity and the Changing Geographies of Religion in London’s Suburbs / Dwyer, C., Gilbert, D., Shah, B. // Transactions of the Institute of British Geographers. – 2013. – Vol. 38. – P. 403–419.
  6. Hackworth, J. The Collision of Faith and Economic Development in Toronto’s Inner Suburban Industrial Districts / Hackworth, J., Kirsten S. // Urban Affairs Review. – 2011. – Vol. 48, No1. – P. 37–63.
  7. Kuppinger, P. Mosques and minarets: Conflict, participation, and visibility in German cities / Kuppinger, P. // Anthropological Quarterly. – 2014. Vol. 87. – P. 793–818.
  8. Ley, D. The immigrant church as an urban service hub / Ley D. // Urban Studies. – Vol. 45. – P. 2057–2074.
  9. Wilford, J. G. Sacred Subdivisions: The Postsuburban Transformation of American Evangelicalism / Wilford, J. G. – New York: New York University Press. – 2012. – 220 p.
  10. https://www.levada.ru/2023/05/16/religioznye-predstavleniya-2/

Читайте также

«Татар-информ» запускает цикл видеоподкастов на православные темы Руководитель миссионерского отдела Казанской епархии иерей Александр Ермолин ответит на самые распространённые вопросы или развенчает...
Рождественский праздник в миссионерском храме Песнопения и колядки на 8 языках мира в минувшее воскресенье, 14 января, услышали прихожане и гости храма святителя Николая Мирликийского...
Состоялся семинар по практическому миссионерству 28 ноября в рамках «Рождественских Чтений Невского района» состоялся семинар по практической миссии с помощниками настоятелей по...
Миссионерская беседа в Брянском государственном технологическом университете 3 ноября в Политехническом колледже БГТУ в преддверии праздника состоялась беседа-лекция руководителя Брянского епархиального Отдела...