Поиск

Зачем нужны христианские общины при вузах и стоит ли их бояться?

Общие новости

Уже четыре года при Епархиальном совете города Москвы существует Комиссия по взаимодействию с вузами и научным сообществом. Зачем она была создана, кто входит в ее состав и над чем сегодня работает Комиссия, рассказал «Татьянину дню» ее сопредседатель епископ Луховицкий Евфимий (кстати, сам он выпускник филфака МГУ). Молодежный интернет-журнал МГУ «Татьянин день» планирует подробно освещать деятельность Комиссии.

  • Владыка, в начале этого года вы возглавили Комиссию по взаимодействию с вузами и научным сообществом при Епархиальном совете города Москвы. В чем цель ее работы и кому принадлежала идея создания? 
Епископ Луховицкий Евфимий (Моисеев)

– Комиссия была создана в 2018 году как инструмент системного взаимодействия Церкви с университетами и научными институтами столицы. Идея ее создания давно витала в воздухе и, когда оформилась в конкретный проект, получила активную поддержку Святейшего Патриарха. Вузовское и научное сообщество Москвы – это интеллектуальная элита нашей страны, и взаимодействие с этим сообществом для Церкви стратегически важно.

Я хотел бы подчеркнуть, что, когда мы говорим о взаимодействии с вузами и тем более научными учреждениями, мы подразумеваем не только, и, может быть, даже не столько работу со студентами, сколько – и наверное, даже в первую очередь – работу с преподавателями вузов и научными сотрудниками. Ведь именно эти люди и определяют сознание студентов, влияют на формирование их мировоззрения, на их духовно-нравственное становление.

Существует некий миф о противостоянии науки и религии: будто бы научное знание и религиозный опыт несовместимы. И хотя существует множество примеров прекрасных ученых и преподавателей среди верующих людей, в определенных кругах этот миф по-прежнему поддерживается и распространяется. Деятельность Комиссии направлена на то, чтобы показать, что верующие ученые, преподаватели и студенты – это не маргинальная, а напротив – активная, ценностно-ориентированная и духовно мобилизованная часть научно-образовательного сообщества.

  • Кто входит в состав Комиссии? Каковы ее задачи, перед кем вы отчитываетесь?

– В состав Комиссии входят священнослужители – представители викариатств, ответственные за работу с вузами и научными учреждениями на своих территориях, а также православные миряне, представляющие высшие учебные заведения столицы. Назрела необходимость некоторой реорганизации состава Комиссии – соответствующие предложения будут сделаны Епархиальному совету города Москвы в ближайшее время.

Наша главная задача – это системная работа с вузами и научными учреждениями столицы – а их в общей сложности насчитывается не менее 150-ти. Комиссия подчиняется непосредственно Святейшему Патриарху как правящему архиерею города Москвы и председателю Епархиального совета.

– Этот документ опубликован в интернет-журнале «Татьянин день», так что желающие могут с ним ознакомиться. Он представляет собой попытку систематизировать подходы к церковной миссии в вузах и научных учреждениях. Эта миссия – как, впрочем, и любая другая – имеет свою специфику, свои сложности. Чтобы успешно отвечать на вызовы, исходящие из научно-образовательной среды, необходимо их четко осознавать, не бояться им противостоять, искать на них адекватные ответы. Надо понимать, что здесь не может быть одинаковых для всех рецептов, многое зависит не от нас, а от так называемого человеческого фактора. Тем не менее, стремление обобщить накопившийся опыт в рамках одного документа – это важный шаг на пути к достижению поставленной цели.

  • Межрелигиозный мир в вузе — очень хрупкая вещь. Зачем сегодня создавать христианские общины при университетах? Не приведет ли это к конфликтам, росту антиклерикальных настроений, отчуждению от Церкви?

– Межрелигиозный мир – не есть некая данность. Скорее, это заданность, цель, к которой нужно постоянно стремиться. Для ее достижения нужны совместные усилия представителей всех традиционных конфессий, которые должны объединяться в том числе и для противостояния общим вызовам – таким, как сектантство, неоязычество и деструктивные культы. Мы видим, к каким последствиям привело насаждение националистических и даже откровенно фашистских идей в образовательных учреждениях некоторых сопредельных государств. К сожалению, весьма питательной средой для распространения этих идей, в частности, было студенческое и преподавательское сообщества – особенно гуманитарных вузов. С другой стороны, на примере происходящих на Украине событий мы видим, насколько эффективным может быть взаимодействие представителей разных конфессий – в частности, православных и мусульман – в противодействии общим вызовам. Думаю, что данная модель взаимодействия традиционных конфессий может быть вполне успешно реализована и в вузах. 

Если инициатива создания общины исходит от самих преподавателей и студентов, то вряд ли стоит опасаться антиклерикальных настроений. Вообще, клерикализм, это явление, возникшее на католической почве, где существует четкое разделение на Церковь учащую – клир (clerus – лат.), и Церковь учащуюся, то есть мирян. В Православной Церкви нет такого разделения, принципы соборности позволяют мирянам активно участвовать в жизни и развитии приходских общин, особенно если речь идет о создании общины при вузе, где есть свое руководство, представленное именно мирянами.

При этом решения о создании вузовских общин не должны приниматься кулуарно, без обсуждения с преподавателями и студентами. В этой работе надо делать ставку на поддержку инициативы, идущей снизу. С этой целью мы планируем создать под эгидой Комиссии общественную организацию, которая бы объединяла православных студентов и преподавателей разных вузов столицы, к этой организации могли бы присоединиться и верующие сотрудники научных учреждений. Полагаю, что появление такой общественной силы могло бы способствовать решению многих вопросов, которые являются общими для разных учебных и научных учреждений.

  • Статья 27 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» запрещает деятельность религиозных организаций в государственных вузах. Как эта норма будет выполняться при создании христианских общин?

– В данном случае имеется в виду, что при вузе или научном учреждении не может быть официально зарегистрирован церковный приход, но это не означает, что верующие преподаватели и студенты не могут объединиться в христианскую общину, которая с церковной точки зрения может иметь все признаки полноценного прихода, в котором совершается общая молитва, богослужения и таинства. Для человека имеет большое значение принадлежность к профессиональному сообществу. Многие старинные московские храмы сохранили в своих названиях память о том, что некогда они были основаны представителями определенных профессий – толмачами, звонарями, печатниками и т.д. Почему бы, например, современным толмачам – переводчикам – не создать свою общину при МГЛУ, тем более что там имеется прекрасный домовый храм? Это было бы возрождением благочестивой древней традиции.

При создании христианских общин никаких специальных разрешений от Министерства образования, к счастью, не требуется – в этом смысле принцип отделения религиозных организаций от государства облегчает решение вопроса.

  • При скольких московских вузах уже существуют университетские церкви (а также христианские общины без открытия храма)? Как они создавались? Планируется ли открытие храмов при каждом вузе, или такой цели не стоит?

– В документе неслучайно сделан акцент не на открытии храма и тем более не на юридической его регистрации, а именно на создании общины. В зависимости от ситуации община может добиться открытия или восстановления храма – и в некоторых московских вузах эти домовые церкви были действительно восстановлены. Помимо храма святой мученицы Татианы при МГУ это храм святой равноапостольной Марии Магдалины при МГЛУ, Никольский храм при МИИТе. С нуля были созданы храм в честь святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО и домовый храм в честь Смоленской иконы Божией Матери при МИФИ. В других случаях верующие преподаватели и студенты могут собираться в близлежащем приходском храме – как, например, это делается в храме Святой Троицы на Воробьевых горах, при котором также действует и замечательный лекторий. Православные преподаватели и студенты могут собираться и в общежитиях, и в домах культуры, и у кого-то дома, чтобы вместе помолиться или почитать Священное Писание. Иными словами, формы организации общинной жизни могут быть разными, но главное, чтобы эта жизнь развивалась.

Храм святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО
  • Столкнулись ли вы со сложностями? Не было ли активного сопротивления со стороны атеистов или представителей других религий, а также руководства вузов?

– Конечно, сложностей при налаживании общинной жизни в вузах и научных учреждениях довольно много. Руководство вузов, как правило, осторожничает, прячась за словами о светском характере образования, но, с другой стороны, и активно идет на контакт со священнослужителем, если видит в его лице достойного проповедника Христовой Истины.

Многие ректоры понимают, что без духовной составляющей трудно говорить о каком-либо нравственном и патриотическом воспитании, поскольку базовые моральные и патриотические принципы имеют в своей основе религиозные нормы – все это звенья одной цепи. Если будет проводиться планомерная духовно-просветительская работа с преподавателями и учащимися – уверен, что и руководство вузов со временем оценит важность этих усилий. 

  • Какой, в идеале, должна быть христианская община при университете? Чем такие общины будут заниматься, какую практику выполнять? 

– В идеале, полагаю, христианская община при вузе или в научном учреждении должна быть неотъемлемой частью духовно-воспитательного и научно-образовательного процессов. Верующие преподаватели и студенты должны иметь возможность не только помолиться перед лекцией или экзаменом, но и собраться в храме, чтобы отметить важные для вуза или для себя лично памятные даты или события. Наличие таких общин должно свидетельствовать о том, что вузовское и научное сообщество помнит, «откуду есть пошла» научно-образовательная традиция – помнит о христианских корнях науки и образования. Очевидно, что и такие ключевые понятия, как образование и просвещение, имеют христианское происхождение и не могут быть адекватно поняты вне духовного контекста. Таким образом, христианская община при вузе – это и фактор исторической памяти, и символ преемственности образовательных традиций, и инструмент их сохранения и передачи. 

  • Кто будет курировать работу общины в конкретном вузе? За каждым университетом будет закреплен свой священник? Каковы требования к таким клирикам, должны ли они иметь светское высшее образование?

– Для работы в вузе мы подбираем клириков, имеющих не только высшее духовное, но и высшее светское образование. Как показывает опыт, наиболее успешно общинная жизнь складывается в том случае, когда ее организует священнослужитель, который сам является выпускником того вуза, который он окормляет. Есть несколько случаев, когда в столичных вузах трудятся их выпускники – клирики других епархий. Не думаю, что надо этому препятствовать. Другое дело, что такие ситуации должны быть отрегулированы в каноническом поле.

Впрочем, наличие высшего и тем более профильного образования – хоть и важный, но не безусловный критерий для назначения священнослужителя в тот или иной вуз. Мы знаем случаи, когда батюшки с семинарским образованием вполне успешно окормляют университеты, и напротив – когда, казалось бы, весьма образованный пастырь не может организовать полноценную жизнь общины. Главное, иметь стремление к тому, чтобы заниматься духовным просвещением преподавателей и учащихся. Не исключаю, что в отдельных случаях курировать жизнь христианской общины могут и миряне, осуществляя связь с ближайшим приходом или священником.

  • Есть ли планы распространить подобную практику за пределы города Москвы? 

– Да, такие планы имеются, но сначала было бы разумно отладить практику взаимодействия с вузами и научными учреждениями в столице. В дальнейшем этот опыт можно было бы транслировать и за пределы Москвы.

  • В свое время существовала Ассоциация домовых храмов при высших учебных заведениях. Планируете ли вы возродить её работу?

– Создание Ассоциации домовых храмов при вузах в свое время было очень важной инициативой, но с 2009 года, когда состоялась первая конференция этой организации, о ее деятельности не было ничего слышно. Однако если Ассоциация жива и ее руководители пожелают наладить сотрудничество с нашей Комиссией, буду очень этому рад.

Молодежный интернет-журнал МГУ «Татьянин день«

Читайте также

Наверх