К 1100-летию Крещения Алании: Возникновение Аланской миссии в контексте исторических источников

В эпоху патриарха Фотия коренным образом изменилось представление о необходимости целенаправленной христианской миссии у варварских народов. До этого проповедь варварам приравнивалась к евангельскому «метанию бисера перед свиньями» (Мф. 7:6), на что отдельно обращал внимание ещё С. А. Иванов, приводя в пример отношение византийского летописца к крещению болгар императором Львом V Армянином.[1] Патриарх Фотий настаивает на том, что Евангельское учение: «<…> было передано и возвещено Христовыми учениками всем эллинам и прочим неверным, это привело их от нечестия к вере во Христа. <…> Следовательно, нельзя считать, что бисер — это тайное учение, а свиньи — неверные, это было бы кощунством»![2]

Несмотря на то, что миссионерство патриарха Фотияне носило регулярного (т.е. системного) характера, «<…> Фотий впервые со времен поздней античности задумался над теоретическими основами обращения язычников…».[3] В эпоху его правления в византийских монастырях осуществлялась подготовка кадров, способных, подобно святым равноапостольным Кириллу и Мефодию, возвещать Евангелие у других народов, опираясь не только на политическую мощь Византии, но и непосредственно используя весь накопленный опыт Евангельской проповеди за пределами Империи. Это свидетельствует о прочном фундаменте, который целенаправленно закладывал патриарх Фотий в основание дальнейшей христианской миссии у варварских народов.

В 901 г., после смерти патриарха Антония Кавлея (893–901), на Константинопольскую кафедру был возведён родственник Фотия и названный брат императора, получивший столь же прекрасное образование — Николай,[4] крёстный сын его отца, Василия Македонянина.[5] Первоначально, после своего возвращения из добровольного заключения в монастыре святого мученика Трифона[6] Николай был приближен ко двору и сделан «мистиком» — личным секретарём императора.[7]

Первый период патриаршества Николая Мистика 901–907 гг. закончился изгнанием патриарха из Константинополя в связи с жёсткой позицией, занятой им в вопросе одобрения неканоничного четвёртого брака императора. После возвращения из ссылки на Константинопольскую кафедру патриарх Николай Мистик, успешно продолжая миссионерские начинания патриарха Фотия, стал создателем новой регулярной миссии на западном Кавказе, начало которой датируется вторым периодом патриаршества в 912–925 гг.[8]

В данный период крупнейшим и могущественнейшим этносом Западного Кавказа становятся аланы. В то время, как восточные племенные образования алан были «<…> чрезвычайно неустойчивы политически и выступали, и выступали на той стороне, где им в данный момент это казалось более выгодным…»,[9] в Западной Алании было заметно стремление к объединению с централизованной властью общеплеменного вождя.[10] Западно-аланские правители, начиная с сер. VI в., обнаруживали последовательное стремление к устойчивому союзу с Византией.[11]

Попытки обосновать древность существования в Алании христианства делали различные авторы. Основным источником, позволяющим делать подобные предположения, служило «Воспоминание» Феодора Спудея (VII в.),[12] входящее в состав т.н. агиографического «досье» Максима Исповедника. Из «Воспоминания» становится известно о монастыре Ветараруос, посвящённом св. Иоанну Крестителю, в котором Феодор Спудей получил из рук настоятеля Григория письмо Анастасия Апокрисиария и др. реликвии.[13] Однако, проф. А. И. Бриллиантов (1867–1933), «<…> не объясняя на каких основаниях…»,[14] счел, что эта обитель, которую он именует Βεταράρεως, находилась в Алании. [15] Как ошибку переписчиков, заменивших «алан» на «албан», воспринимал данный отрывок текста проф. К. С. Кекелидзе.[16]

Опираясь на латинский перевод «Hypomnesticum», в котором вместо «албан» упомянуты «аланы»,[17] В. А. Кузнецов предположил, что христианство в Аланию проникает ранее Х в.[18] Однако, текстологический анализ позволяет выявить особенности позднейших редакций. Из этого становится очевидным, что попытки обосновать существование христианской традиции в Алании в VII в. с помощью данного памятника являются несостоятельными.[19] Ошибочными являются и попытки обосновать ранние датировки христианизации алан на основе археологических источников.[20]

Традиционное тяготение алан к Византии продолжается в Х в., когда Западная Алания ведёт борьбу с Хазарским Каганатом, который, в свою очередь, был прямо заинтересован в «<…> сохранении вассалитета алан, нуждаясь в их военной силе…».[21]

Тем не менее, как отмечает Константин Багрянородный: «<…> эксусиократор[22] Алании не живёт в мире с хазарами, но более всего предпочтительной считает дружбу василевса ромеев, и когда хазары не желают хранить дружбу и мир в отношении василевса, он может сильно вредить им…».[23]

Основными и единственными нарративными источниками, содержащими сведения о первоначальном этапе христианизации алан, являются письма патриарха Николая Мистика, написанные им разным лицам в связи с событиями, происходившими в контексте миссионерских усилий Константинопольской церкви в Западной Алании. Переписка велась в 912–922 гг., при этом нумерация писем, которые размещены издателями по принципу соответствия адресату,не совпадает с общим хронологическим порядком их написания.[24]

Первое упоминание аланской миссии относится к 912 г. и связано с возвращением патриарха на Константинопольскую кафедру. Тем не менее сама миссия, как следует из текста письма, уже некоторое время находилась в Алании.[25] Можно предполагать, что она могла быть послана туда ещё в первое патриаршество Николая Мистика в 901–907 гг., незадолго до его удаления с Константинопольского престола.[26] Письмо № 79, является первым официальным ответом миссионерам,[27] прибывшим в некую пустынную страну, описание которой вполне соответствует условиям Западного Кавказа: «<…> Возлюбленные сообщники трудам божественных апостолов <…> прилежней исполняйте вы свой труд, отгоняя мрак нечестия от охваченных им душ и зажигая для них свет спасения, чтобы, когда вера там благодаря вам укрепится, прославился в них Бог. <…> Я знаю, что многое угнетает вас и что стеснена ваша священная жизнь, и сам, конечно, представляю себе <…> пустынность места, нрав людей, среди которых вы находитесь, так как узнал об этом от вашего посланца…».[28]

Письмо № 135, содержит имя одного из монахов-миссионеров — Евфимий, «<…> который прежде стал проповедником благочестия народу и сам посеял семя учения…».[29] Позже, в письме № 9, посланном болгарскому царю Симеону, патриарх говорит о Евфимии, ставшем к тому времени игуменом монастыря на Вифинском Олимпе: «<…> среди алан он силой Всесвятого Духа посеял слово веры и был призван Богом к служению наравне с божественными апостолами».[30]

Арабский путешественник Ибн-Руста иллюстрирует ситуацию, характерную для времени нахождения в Алании первой миссии Евфимия: «<…> Царь аланов — христианин в сердце, но все люди, населяющие его царство — язычники, поклоняющиеся идолам».[31]

Не ранее февраля 914 г.[32] на смену миссии Евфимия в Аланию из Константинополя был послан архиепископ Пётр, одной из непосредственных задач которого являлось крещение аланского правителя.[33] Первоначальные сведения об отправке в Аланию новой миссии во главе с архиепископом Петром содержатся в патриаршем письме № 133.[34]

Сам патриарх Николай Мистик в этот период испытывал чрезвычайное давление со стороны Зои Карвонопсины, вдовы почившего императора Льва Мудрого и матери его сына — императора Константина Багрянородного. Патриарх Николай попал в опалу в период короткого правления Зои в 914–918 гг., вынужденный прибегать под защиту алтаря Святой Софии. [35] Описывая архиепископу Петру в письме № 133 этот период своей жизни, патриарх сравнивает себя с «<…> живущим в аду, или даже, в еще более ужасном положении, чем живущие там, — ибо против них уже не воздвигаются ни зависть, ни война, ни заговор, нас же доныне все это окружает…».[36]

В том же письме патриарх Николай, известный своей жёсткой позицией в отношении хотя и моногамных, но многочисленных браков императора Льва Мудрого, наставляет архиепископа Петра относительно позиции, которую следует занимать, сталкиваясь с распространённой у алан полигамией: «<…> Если возможно увещеванием и наставлением расторгнуть супружество, — Богу всякое благодарение! Если же сопротивление слишком сильное, то пусть зло хотя бы не распространяется, так чтобы не осквернялся отныне подобными браками народ. Этого ты достигнешь, постоянно увещевая правителя народа и мужа, которому попускается сожительство, ввиду того, что оно уже свершилось».[37]

Однако реальная ситуация, с которой столкнулись византийские миссионеры на Западном Кавказе, вынуждала искать более гибкие формы пастырского попечения о новообращённых. Поэтому в следующем письме № 52, обладающим определённым сходством с письмом № 133,[38] Николай Мистик, чрезвычайно широко трактуя принципы церковной οικονομια,[39] пишет: «<…> о брачных делах, противных установлениям Церкви, и прочих обычаях, которые склоняют к языческому образу жизни тех, кто их придерживается, то тебе небезызвестно, что столь внезапный переход от язычества к евангельской строгости не дается легко. <…> особенно если непокорные принадлежат к высшему классу своего народа и являются не управляемыми, а управляющими. С подчиненными, возможно, ты можешь быть более строг и властен, и ни в коем случае не примиряться с бесчинствами. Но к тем, в чьей власти воспротивиться спасению целого народа, необходимо подойти с рассуждением, не то слишком суровым к ним отношением мы можем ненароком вконец разгневать их и тем самым перевернуть все с ног на голову…».[40]

В кон. IX в. в отношениях Византии и соседнего с Аланией Абхазского царства « <…> началась мирная полоса».[41] Параллельно укреплялись союзнические отношения Абхазского царства с Аланией. «Летопись Картли» сообщает, что ок. 888 г. аланский мтавар[42] погиб в борьбе с картлийским царём Адернасе IV, поддерживая своего союзника Насра, шурина абхазского царя Баграта I (887–899 гг.).[43]

Византийские списки церковных епархий — Notitia Episcopatuum, в Х в. ещё не упоминают Аланию. Однако в Notitia 8, составленной в первый период патриаршества Николая Мистика в 901–907 гг., впервые появляется епархия Сотириуполя.[44]

Названный именем Спасителя — Сотериуполь был расположен на побережье Чёрного моря, в начале торгового пути, ведущего через перевалы Большого Кавказского хребта в Аланию. Этот древнейший церковный центр на Западном Кавказе, [45] более известный как Питиунт Великий, должен был стать, по мысли патриарха, опорным пунктом предполагаемой миссии, началу которой способствовали благоприятные изменения, произошедшие в отношениях Византии и Абхазского царства. Очевидно, что патриарх Николай Мистик осуществлял комплексную программу, состоящую из создания архиепископства и организации миссии к аланам — через Абхазию и Сотериуполь. [46]

После своего возвращения на Константинопольскую кафедру в 912 г. Николай Мистик не теряет возникших ещё в первый период его патриаршества контактов, отправляя свои послания правителям Абхазского царства. Поводом для отправки этих посланий являлась миссия архиепископа Петра, испытывавшего большие тяготы в Алании, а также затруднения, которые испытывал сам Николай, находясь в Константинополе.

Из переписки патриарха становится известно, что абхазские цари принимали непосредственное участие в деле христианской миссии, являясь связанными с аланской знатью крепкими союзническими отношениями.[47] Письмо № 51, написанное ок. 914–915 гг.,[48] адресовано Константину III, сыну Баграта и племяннику погибшего Насра. Николай Мистик благодарит абхазского царя за оказанную миссии материальную поддержку и кроме прочего пишет: «<…> Свидетельством твоего благочестия является твоё вдохновенное усердие, которое ты явил и являешь в деле спасения и приобщения к истине народа алан <…> мы узнали от разных людей, знающих твои подвиги, что ты <…> проявил большое попечение о просвещении правителя Алании и о тех, кто вместе с ним сподобился Святого Крещения…».[49]

В письме № 46, написанном в 922 г.[50] и адресованном сыну Константина III, абхазскому царю Георгию II, патриарх, говоря об архиепископе Алании, выражает надежду, что «<…> и без нашего письма ты будешь помогать и содействовать в его трудах, чтобы Божьих друзей наградить должностной данью. И если он в этом племени, в чужой земле, нуждается в чём-либо необходимом и в каких-нибудь жизненных удобствах, с готовностью предоставь ему это, Бог наделил тебя такой силой…».[51]

Наконец, письмо № 135 сообщает о возвращении игумена Евфимия в Аланию. Архиепископ Петр попал в связи с этим в затруднительное положение. Патриарх пишет Петру о Евфимии: «<…> отнесись к нему со всяким благоговением и почтением; а особенно потому, что и до вас он стал проповедником благочестия этому народу и сам посеял семя учения, и теперь послан к вам затем, чтобы стать сотрудником и с Богом <…> облегчить тебе бремя трудов».[52]

Возвращение Евфимия в Аланию произошло ок. 922–925 гг. и могло быть связано с попыткой добиться от алан участия в военной экспедиции против Болгарского царства,[53] о чем сообщает письмо № 23, также написанное в 922 г.[54] и адресованное болгарскому царю Симеону I.[55] Это письмо является последним в хронологической последовательности писем, составляющих содержание «аланского досье» скончавшегося в 925 г., патриарха Николая Мистика.

Таким образом, восстанавливается связанная с деятельностью византийских миссионеров историческая картина проникновения христианства в Западную Аланию. Первоначально центр византийской миссии у западных алан располагался в бассейне Урупа, на Ильичевском городище, на котором известны две базилики, характерного для распространённого в Восточном Причерноморье в нач. Х в. архитектурного типа.[56] Сюда, по древним торговым путям, ведущим от Сотериуполя в верховья Бзыби, и далее, через Санчарский перевал вниз по притокам Кубани, по благословению Константинопольского патриарха Николая Мистика византийские миссионеры пришли в самом начале Х в. Одним из них, возможно, был будущий Вифинский игумен Евфимий, основатель аланской миссии и просветитель алан. Первая миссия находилась в Алании в период 907–9011 гг., когда патриарх был смещён с кафедры, о чём свидетельствуют его письма, отправленные миссионерам.

После возвращения Николая Мистика на Константинопольскую кафедру задачи аланской миссии были пересмотрены. Посланный в Аланию архиепископ Пётр должен был совершить крещение аланского правителя. В этом деле существенную помощь греческому архиепископу оказывали абхазские цари, ранее уже позволившие разместить на своей территории новую византийскую церковную кафедру — Сотериуполис.

С момента крещения правителя Западной Алании церковный центр переместился на территорию, расположенную в непосредственной близости от его резиденции, в долине р. Кяфар — на современное Нижне-Архызское городище в Зеленчукском ущелье. Кяфарское городище, также, как и лучше изученное, Нижне-Архызское городище, датируется X–XII вв.: « <…> нет сомнений в том, что оба памятника относятся не только к одному времени, но и к одной культуре». [57] Тогда же был заложен, позднее перестроенный, Средний храм.[58]

Крещение аланского правителя укрепило византийско-аланские отношения. Возвращение игумена Евфимия в Аланию для помощи архиепископу Петру теперь носило не только миссионерский, но и политический характер. Однако, вскоре после смерти патриарха Николая Мистика, аланская миссия приходит в упадок, что было связано с инспирированной императором Романом Лакапином неудачной войной алан против Хазарии в 932 г.[59]

Тюркское войско, состоявшее из кочевников — гузов, нанятых хазарским каганом Аароном, разгромило алан. Сын кагана Иосиф заключил брак с дочерью пленного аланского царя, тем самым восстановив алано-хазарский союз.[60] Арабский путешественник Аль-Масуди свидетельствовал: «<…> После распространения ислама при Аббасидах цари алан, которые до этого были язычниками, приняли христианскую веру, но после 320 года хиджры они отвратились от неё и изгнали епископов и священников, присланных к ним царём Рума».[61]

Начальный этап христианизации Западной Алании, являясь плодом усилий Николая Мистика в период его двукратного патриаршества в Константинополе, закончился разгромом миссии в результате политики византийского императора Романа Лакапина. О разрушении церковной жизни в Западной Алании свидетельствуют останки храма № 6 на Ильичевском городище, разрушенном вскоре после постройки в 1-й пол. Х в.; рядом в Гамовой балке были обнаружены храмовые плиты, использованные для захоронений уже по нехристианскому обряду.[62]

БИБЛИОГРАФИЯ

Darrouzes J. Notitiae episkopatuum Ecclesiae Constantinopolitanae. — La Geographie ecclesiastique de l`Εmpire bizantin t.3.: Paris: Institut Francais d`Etudes Bysantines, 1981.

Migne J.-P. Patrologia Græca Cursus Completus, 90.

Nicolaus Mysticus. Epistulae / Ed. R. J. H. Jenkins, L. G. Westerink, Washington (D.C.), 1973 (Corpus fontium historiae byzantinae, 6: Dumbarton Oaks texts, 2.)

Photius. Bibliotheque / Ed. R. Henry. Vol. V. Paris, 1967.

Агрба И. Абхазское царство и Византия (VIII–X вв.). Сухум, 2011.

Алемань А. Аланы в древних и средневековых письменных источниках. М.: Изд. «Менеджер», 2003.

Артамонов М. И. История хазар. М.: «Самотёка», МИД «Осознание», 2016.

Асратян Д. К. «Аланское досье» патриарха Николая Мистика: Проблемы хронологии, [Электронный ресурс]. URL: http://izvestia-soigsi.ru/ru/archive/-18-57-2015/380-asratian (дата обращения: 11.04.2022)

Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. История и искусство христианской Алании, М.: ИВ РАН, 2021.

Беневич Г. И., Бирюков Д. С., Шуфрин А. М. Прп. Максим Исповедник: полемика с оригенизмом и моноэнергизмом. [Электронный ресурс]. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Maksim_Ispovednik/prp-maksim-ispovednik-polemika-s-origenizmom-i-monoenergizmom/ (дата обращения: 05.04.2022)

Бриллиантов А. И. О месте кончины и погребения св. Максима Исповедника, Христианский Восток, Т. VI, Петроград: Изд. Российской Академии наук, 1917.

Величко А. История Византийских императоров в пяти томах, Т. IV, М.: 2010.

Деопик В. Б. Очерки истории СССР. III–IX вв. М: Изд. Академии наук СССР, 1958.

Иванов С. А. Византийское миссионерство: можно ли сделать из «варвара» христианина? [Электронный ресурс]. URL: https://predanie.ru/ivanov-sergey-arkadevich/vizantiyskoe-missionerstvo/ (дата обращения: 01.04.2022)

Кекелидзе К. С., прот. Сведения грузинских источников о прп. Максиме Исповеднике // Труды Киевской духовной академии, 1912, III, № 9. С. 11

Ковалевская В. Б. Кавказ и аланы. [Б. м., б. г.].

Константин Багрянородный. Об управлении империей, М.: Наука, 1989.

Кузнецов В. А. Кавказская Алания. Запад-Восток. Историко-археологические очерки, Пятигорск: Издательство СНЕГ, 2019.

Кузнецов В. А. Очерки истории алан. Пятигорск: Изд. «СНЕГ», 2016.

Кузнецов В. А. Христианство на Северном Кавказе до XV века. Пятигорск, 2010.

Кулаковский Ю. А. Где был построен императором Юстинианом храм для авазгов? // Археологические известия и заметки, издаваемые Императорским Московским археологическим обществом, № 2, М.: 1897.

Летопись Картли, Картлис Сховреба. Тбилиси: Изд. «Артануджи», 2008.

Малахов С. Н. Христианизация Алании в 912–922 гг. (по письмам Николая мистика), Алания и Византия, М.: 2015.

Попов Н., проф., прот. Император Лев IV Мудрый и его царствование в церковно-историческом отношении. М.: 1892.

Хроника анонимного монаха Псамафийского монастыря в Константинополе, Две византийские хроники Х века. [Б. м., б. г.].

Хрушкова Л. Г. Где находился Сотериуполис? Из истории церковной организации Западного Закавказья. М.: Вестник РГНФ, 2006, № 1


[1] Иванов С. А. Византийское миссионерство: Можно ли сделать из «варвара» христианина? [Электронный ресурс]. URL: https://predanie.ru/ivanov-sergey-arkadevich/vizantiyskoe-missionerstvo / (дата обращения: 01.04.2022).

[2] Photius, Bibliotheque / Ed. R. Henry. Vol. V (Paris, 1967), Р. 107–108.

[3] Иванов С. А. Византийское миссионерство: Можно ли сделать из «варвара» христианина? [Электронный ресурс]. URL: https://predanie.ru/ivanov-sergey-arkadevich/vizantiyskoe-missionerstvo / (дата обращения: 01.04.2022).

[4] Там же.

[5] Величко А., История Византийских императоров в пяти томах, Т. IV, М. 2010, С. 88–89.

[6] Монастырь святого мученика Трифона находился в Константинополе, недалеко от Храма Святой Софии, рядом с церковью свв. бессребренников Космы и Дамиана, См.: Попов Н., проф., прот. Император Лев IV Мудрый и его царствование в церковно-историческом отношении, М.:1892, С. 91.

[7] Величко А. История Византийских императоров в пяти томах, Т. IV. М. 2010. С. 88

[8] Малахов С. Н. Христианизация Алании в 912–922 гг. (по письмам Николая мистика), Алания и Византия. М., 2015. С. 30.

[9] Деопик В. Б. Очерки истории СССР. III–IX вв. М.: 1958. С. 620.

[10] Там же.

[11] Ковалевская В. Б., Кавказ и аланы, С. 133.

[12] Беневич Г. И., Бирюков Д. С., Шуфрин А. М., Воспоминание. Краткая история о том, что было сделано против блаженного Мартина, папы Римского, и святого Максима, и тех, кто был с ним, Прп. Максим Исповедник: полемика с оригенизмом и моноэнергизмом, [Электронный ресурс]. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Maksim_Ispovednik/prp-maksim-ispovednik-polemika-s-origenizmom-i-monoenergizmom/ (дата обращения: 05.04.2022).

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Бриллиантов А. И. О месте кончины и погребения св. Максима Исповедника, Христианский Восток, Т. VI, Петроград, 1917. С. 7.

[16] Кекелидзе К. С., прот. Сведения грузинских источников о прп. Максиме Исповеднике // Труды Киевской духовной академии, 1912, III, № 9, С. 11.

[17] Migne J.-P., Patrologia Græca Cursus Completus, 90, С. 193–202.

[18] Кузнецов В. А., Христианство на Северном Кавказе до XV века, Пятигорск, 2010, С. 57.

[19] Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. История и искусство христианской Алании, М.: 2021, С. 13.

[20] Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. История и искусство. С. 13–14.

[21] Кузнецов В. А. Очерки истории алан. С. 106.

[22] Εξουσιοκρατωρ (греч.): εξουσια — власть, κρατεω — владеть, иметь; букв.: владеющий властью — византийский термин, применявшийся для титулования правителя иного народа

[23] Константин Багрянородный. Об управлении империей. С. 52–53.

[24] Nicolaus Mysticus. Epistulae / Ed. R. J. H. Jenkins, L. G. Westerink, Washington (D.C.), 1973 (Corpus fontium historiae byzantinae, 6: Dumbarton Oaks texts, 2.)

[25] Ibid., P. 334–335.

[26] Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. История и искусство. С. 16.

[27] Малахов С. Н. Христианизация Алании.

[28] Nicolaus Mysticus. Epistulae / Ed. R. J. H. Jenkins, L. G. Westerink, Washington (D.C.), P. 334–335

[29] Ibid. P. 432–433

[30] Nicolaus Mysticus. Epistulae / Ed. R. J. H. Jenkins, L. G. Westerink, Washington (D.C.), P. 269.

[31] Алемань А. Аланы в древних и средневековых письменных источниках, М.: 2003, С. 342.

[32] Асратян Д.  К. «Аланское досье» патриарха Николая Мистика: Проблемы хронологии, [Электронный ресурс]. URL: http://izvestia-soigsi.ru/ru/archive/-18-57-2015/380-asratian (дата обращения: 11.04.2022).

[33] Белецкий Д. В. Виноградов А. Ю., История и искусство. С. 16–17.

[34] Nicolaus Mysticus. Epistulae / Ed. R. J. H. Jenkins, L. G. Westerink, Washington (D.C.), Р. 432–435

[35] Хроника анонимного монаха Псамафийского монастыря в Константинополе, Две византийские хроники Х века.С. 76

[36] Nicolaus Mysticus. Epistulae / Ed. R. J. H. Jenkins, L. G. Westerink, Washington (D.C.), Р. 432–433

[37] Ibid. Р. 434–435.

[38] Асратян Д.  К. «Аланское досье» патриарха Николая Мистика: Проблемы хронологии, [Электронный ресурс]. URL: http://izvestia-soigsi.ru/ru/archive/-18-57-2015/380-asratian (дата обращения: 11.04.2022).

[39] Икономия (греч. — устроение дома, дел) — церковный принцип решения различных вопросов по снисхождению, исходя из практической пользы, своевременности и удобства. В данном случае, οικονομια — это отказ от применения канона или дисциплинарного правила там, где излишняя строгость может вызвать соблазн и новый грех.

[40] Nicolaus Mysticus. Epistulae / Ed. R. J. H. Jenkins, L. G. Westerink, Washington (D.C.), Р. 284–287

[41] Агрба И., Абхазское царство и Византия (VIII–X вв.), Сухум, 2011, С. 115.

[42] Мтавар — титул, которым средневековая грузинская литература называет представителей высшей феодальной знати.

[43] Летопись Картли, Картлис Сховреба, Тбилиси: 2008. С. 143

[44] Darrouzes J. Notitiae episkopatuum Ecclesiae Constantinopolitanae. La Geographie ecclesiastique de l`Εmpire bizantin t.3. — Paris: Institut Francais d`Etudes Bysantines, 1981, Р. 294.

[45] Кулаковский Ю. А. Где был построен императором Юстинианом храм для авазгов? // Археологические известия и заметки, издаваемые Императорским Московским археологическим обществом, № 2, М.: 1897, С. 36.

[46] Хрушкова Л. Г. Где находился Сотериуполис? Из истории церковной организации Западного Закавказья, М.: Вестник РГНФ, 2006. № 1. С. 47.

[47] Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. История и искусство. С. 18.

[48] Там же. С. 19.

[49] Nicolaus Mysticus. Epistulae / Ed. R. J. H. Jenkins, L. G. Westerink, Washington (D.C.),Р. 278–279.

[50] Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. История и искусство. С. 21.

[51] Nicolaus Mysticus. Epistulae / Ed. R. J. H. Jenkins, L. G. Westerink, Washington (D.C.), Р. 266–267.

[52] Ibid. Р. 440–443

[53] Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. История и искусство. С. 21.

[54] Там же.

[55] Nicolaus Mysticus. Epistulae / Ed. R. J. H. Jenkins, L. G. Westerink, Washington (D.C.).

[56] Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. История и искусство Христианской Алании. С. 67.

[57] Кузнецов В. А. Кавказская Алания. С. 13.

[58] Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю., История и искусство. С. 125.

[59] Кузнецов В. А., Очерки истории алан. С. 324.

[60] Артамонов М. И., История хазар, М.: 2016. С. 425.

[61] Алемань А. Аланы в древних и средневековых письменных источниках. С. 347.

[62] Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. История и искусство. С. 22.

Автор — Иерей Леонид Андреевич Костаненко магистр теологии преподаватель Екатеринодарской духовной семинарии

Статья опубликована в журнале в № 4 (10). «Церковный историк» издательства МДА.

Читайте также

«Татар-информ» запускает цикл видеоподкастов на православные темы Руководитель миссионерского отдела Казанской епархии иерей Александр Ермолин ответит на самые распространённые вопросы или развенчает...
Рождественский праздник в миссионерском храме Песнопения и колядки на 8 языках мира в минувшее воскресенье, 14 января, услышали прихожане и гости храма святителя Николая Мирликийского...
Состоялся семинар по практическому миссионерству 28 ноября в рамках «Рождественских Чтений Невского района» состоялся семинар по практической миссии с помощниками настоятелей по...
Миссионерская беседа в Брянском государственном технологическом университете 3 ноября в Политехническом колледже БГТУ в преддверии праздника состоялась беседа-лекция руководителя Брянского епархиального Отдела...