Поиск

Миссия из века в век: стратегия православного миссионерства в зеркале решений миссионерских съездов 1887-1917 гг.

Статьи и аналитика

Оживление миссионерской деятельности в настоящее время проходит под влиянием динамично меняющихся внутренних и внешних условий: после духовного подъема 1990-х годов наступили «будни» православной жизни, которые проходят в условиях небывалого производства и распространения информации, сопровождающейся появлением многочисленных параправославных сект и расколов. С другой стороны, развитие и институциональное укрепление миссионерской деятельности закономерно приводят к тесному взаимодействию и переплетению областей деятельности миссионера и катехизатора, переосмысливанию программы образования миссионеров, появлению своей логики развития у апологетической, внутренней, внешней и заграничной миссий. Сложность и масштабность поднимаемых вопросов во многом схожа с теми, которые поднимались и 100 лет назад. Об этом говорит анализ миссионерских съездов 1887-1917 гг., выполненный профессором ПСТГУ А.М. Смуловым в книге «Миссионерские и монашеские съезды 1887-1917 гг., поместный Собор 1917-1918 гг. и их значение для миссии РПЦ. М., Перо, 2021).

Анализ социально-политического контекста, предшествующего проведению съездов в конце 19 и начале 20 веков, показывает, что общество находилось в условиях идейных шатаний, переосмысления ценностей, спиритуалистических увлечений, а Церковь, видя эти проблемы, пыталась принимать действенные меры. Как реагировали православные миссионеры на модернизацию жизни – слабо изученный вопрос. В значительной мере мы и сегодня не можем в полной мере ответить на остро стоящие вопросы о том, как нынешним православным миссионерам следует реагировать на происходящую в обществе крайнюю разнородность отношений к Богу и Церкви. Возвращаясь к причинам инициации миссионерских съездов, следует подчеркнуть, что они были во многом вызваны необходимостью осмысления разгула сектантства, расхождением позиции Церкви и светской власти по борьбе с ним. Съезды дали возможность оценить положение дел на «миссионерском поле» и выработать рекомендации по реорганизации миссионерской практики. Примечательно, что председательствующим на первом (1887) и втором (1891) съездах был архимандрит Павел Прусский (Леднев), духовный опыт и деятельность которого вновь высоко затребована и ныне.

Целью первого съезда была выработка позиций в отношении старообрядчества, постановка задач борьбы с сектами как проблемы общественно-государственной. Уже на втором съезде вопрос о борьбе с сектами стал еще более острым, ставились задачи по ограждению от них православных и необходимости все большего внимания на внутреннюю миссию. Епархиальные миссионеры-священники освобождались от служения на приходах и всех иных послушаний. Таким образом, создан был институт штатных епархиальных миссионеров, начало которому было положено еще в 1835 году в Саратовской епархии. На втором съезде в качестве цели внутренней миссии стала «охрана православия и всего народа от религиозных заблуждений и возвращение на путь истины от веры отпавших». Таким образом, от активной наступательной деятельности миссионерская деятельность Русской Православной Церкви перешла к обороне перед лицом разгула темных сил. Имея еще тесную связь с государством, Церковь использовала институциональные и материальные механизмы как поощрительного плана (содержание, пособии и пенсии для миссионеров, организация миссионерских библиотек, подготовка руководств и др.), так и ограничительного (запрет в России деятельности Британского Библейского Общества, ограничения на покупку и аренду земель для сектантов и др.).

В конце 19 века встал, как это не парадоксально, вопрос о миссии среди русского народа (третий Всероссийский миссионерский съезд, 1897). Именно в это время происходит травля в прессе Российской Православной Церкви и ее миссионеров. На этом съезде было указано, что секты и лжеучения, разрушая веру народа и его мировоззрение, создают благоприятные условия для развития антигосударственных идей, атеизма и социализма. Подчеркивалось, что православие является краеугольным камнем российской государственности, а миссионерское служение – не только церковное, но общественное. Были расширены права и льготы для миссионеров (например, учреждение для епархиальных миссионеров своей казенной почтовой печати), разработаны методики собеседования с заблуждающимися. В связи с перемещением больших масс крестьян в города и получения ими статуса рабочих, было признано целесообразным строительство храмов при фабриках и заводах. Съезд призывал власть более активно бороться против лжеучений. Однако последующие действия власти шли в разрез церковными решениями. Императорский Указ «Об укреплении начал веротерпимости» (17.04.1905) значительно снизил накал миссионерской деятельности и заставил обратиться к другим формам работы[1]. Выработка новой стратегии и тактики миссионерской деятельности в условиях после принятия Указа были положены в основу четвертого Всероссийского съезда. Были сформулированы задачи народно-приходской миссии, стал активно вовлекаться миссионерский ресурс монастырей.

Однако политические условия развивались стремительно. На пятом Всероссийском миссионерском съезде (1917) целью ставилась активизация борьбы не только с сектантством, но и атеизмом и социализмом. Отмечено, что миссионерский крест стал тяжелее в новых условиях, нет материальной подпитки, миссия становится под запретом. В этих условиях слово «миссионер» является опасным, некоторые боятся или стесняются его. Впервые за многие годы среди секционных направлений работала секция по неверию, целью внутренней миссии Русской Православной Церкви стало укрепление в православной вере.

Рассматривая наследие миссионерских съездов конца 19 – начала 20 века с позиций нынешнего времени, следует признать, что Церковь видела и глубоко переживала назревающие трагические события, пыталась использовать все инструменты для решения возникающих проблем. В настоящее время также, как и сто с лишним лет назад наблюдается активизация сектантской и раскольнической деятельности, крайний пример чему – нынешняя Украина. Как и сто с лишним лет тому назад принимаются важные решения против сектантской, неоязыческой и раскольнической деятельности (в особенности, V и VI Всецерковные съезды епархиальных миссионеров). Так, в итоговом документе VI Всецерковного съезда епархиальных миссионеров (2021) отмечена необходимость признания особо значимым направлением деятельности миссионеров укрепление церковного единства и разъяснение особой важности сплоченности, единодушия и единомыслия среди верных чад Русской Православной Церкви. Следует признать, что, как и прежде, важнейшим залогом успеха является плодотворное сотрудничества Церкви и государства.


[1] На фоне современной борьбы с неоязычеством неоднозначную реакцию вызвал закон о нематериальном этнокультурном достоянии России, устанавливающий категории объектов нематериального этнокультурного достояния, в частности, обряды и обычаи, существующие в России (20.10.2022).  https://www.garant.ru/hotlaw/federal/1581013/

Автор — А.Н. Гуня, руководитель аналитического сектора СМО

Читайте также

Наверх