Поиск

О пользе интернет-миссии

Статьи и аналитика

«Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам» (Мф. 28:19-20). Эти слова Спасителя были обращены к первым христианским миссионерам – апостолам, но понимать их мы должны таким образом, что все мы – те, кто называет себя христианами – должны, в меру сил, соблюдать это Господне указание. Энциклопедический словарь религиоведения (под ред. А.П. Забияко) даёт следующее определение миссионерства: «Миссионерство (от латинского mission – посылка, поручение) – внекультовая деятельность религиозной организации в целях распространения своего учения и пополнения числа новообращённых (неофитов) через специальных представителей – миссионеров на ещё не освоенных данной религиозной организацией (церковью) территориях».

Конечно, не каждый из нас имеет склонность, умение и желание быть миссионером и проповедовать слово Божие представителям иных религий. Кроме того, нужно иметь большой багаж знаний догматики, церковной истории, религиоведения и многого другого, и при этом горящее сердце, способное возжигать Божью искру в других сердцах. Первые христиане странствовали по разным странам, проповедуя свою веру, приходили в синагоги, подобно апостолу Павлу, обращались к людям на площадях, отправлялись в «нецивилизованные» племена, смело вступая в полемику с языческими жрецами и сокрушая порой их идолов. Может ли современный миссионер действовать также? Увы, нет. Изменилась эпоха, мировосприятие, да и задачи современного миссионера несколько другие. В нашем мире, в российском обществе трудно найти человека, не слышавшего о Христе, и задача состоит в том, чтобы он не просто узнал о Нём, но понял, что Он есть Истина.

Зайти в синагогу и рассказать там о Христе невозможно по многим причинам: проповедь на площади, в общественном месте, на пороге квартир граждан затруднена или невозможна из-за «поправок Яровой», которые конечно, писали, чтобы не давать возможность экстремисткам сектам и деструктивным направлениям религии проводить свою агитацию. Но ограничивающие нормы касаются  всех религий. Да и свалить идола на капище неоязычников будет в глазах светской власти нарушением закона. Эти действия сегодня могут иметь обратный эффект, посеять напряжение в обществе, дать возможность обвинять Церковь в попытках сеять вражду. Вещать же евангельские истины в стенах православного храма, в котором все, худо-бедно, православные, это уже не миссионерство, а катехизация, которая конечно также крайне необходима.

Большой группой, к которой должна быть обращена миссия и с которой почти не сталкивались в прежние эпохи – это атеисты и люди, верящие на уровне «бедной религии», то есть верующие в некого всеобщего Бога, без конфессиональных и обрядовых  нюансов, и не считающих Церковь необходимым институтом. Часто это наша молодёжь, считающая традиционную религию обузой и зачастую настроенная либеральными СМИ против неё. Такие настроения свойственны сему веку, и такие индивидуумы, верящие во всё или ничего, также являются объектом миссии. Но как к ним достучаться, учитывая современные реалии и ограничения?

Можно конечно организовывать миссионерские курсы, клубы, лекции, но, к сожалению, желающих их посетить, из числа атеистов и приверженцев «бедной религии», любого возраста, будет очень немного. Ритмы времени, идеология потребления не способствуют интересу к религии в нашем социуме. Большое количество мусульман, приезжающих в наш регион, тоже создаёт потенциальное поле миссионерской деятельности, но трудностей здесь ещё больше. Прийти с проповедью христианства в мечеть, помимо нарушения законности, может быть опасно миссионера, Мы знаем, что в странах с преобладанием ислама за такие действия положено наказание, проповедь христианства строго запрещена. В России этого, конечно, нет, но эффект проповеди в мечети будет скорее обратным, это воспримется как оскорбление ислама и разжигание религиозной розни. Приглашение на нейтральную территорию, с целью рассказа об истинах христианства, вряд ли принесёт плоды: не желая прослыть предателями ислама (напомним, по шариату ушедший из ислама подлежит смерти), даже те, кто готов всё это услышать, просто побоится прийти. Вот такая нерадостная картина получается для современного миссионера, желающего действовать классическими методами.

И вот здесь все плюсы интернет миссии становятся очевидны, но начнём с критики этого явления. Признаюсь, я сам раньше скептически относился к православным блогерам, будучи приверженцем миссии лицом к лицу, а не через экран компьютера. Нужно признать, что некоторые из православных, будь то священнослужитель или мирянин, миссионерствующих онлайн, пропитываются духом вполне светского блогера и стремятся любыми способами к увеличению числа подписчиков, принося в жертву качество миссии, уважение к священноначалию, а порой и простые человеческие приличия. Примеры таких православных интернет-блогеров широко известны. Есть и другой перекос: имея армию поклонников, проникнуться тщеславием младостарца и считать себя чуть ли не равноапостольным вещателем истины в последней инстанции.

Однако нужно признать, что впадение в эти «прелести» интернета зависит от личных качеств человека, который взял на себя груз интернет-миссии. В том случае, когда подобных перекосов нет, всё равно стоит помнить, что Церковь это явление реального, а не виртуального мира, как справедливо сказал Святейший Патриарх Кирилл на Архиерейском Соборе 2013 г.: виртуальная миссия не должна отменять работу на приходе, она должна дополнять её. Этот момент нужно подчеркнуть, Церковь должна общаться, прежде всего, со своими чадами лицом к лицу, и виртуальное общение лишь дополняет его. Теперь о «плюсах» интернет-миссии. Патриарх Кирилл на Епархиальном собрании г. Москвы 24 декабря 2020 г. сказал: «Конечно, мы не должны оставлять без пастырской заботы множество людей, вовлечённых в социальные сети». В современном мире вполне уместно отнести социальные сети к категории «ещё не освоенной данной религиозной организацией (церковью) территории». Также и в 2013 году, выступая на Архиерейском Соборе, Патриарх указывал на необходимость широкой миссии в интернете, называя её отсутствие нерадением о спасении собратьев.

Современная молодёжь большое время проводит в виртуальной реальности мировой сети, черпая оттуда знания, мнения, информацию, и миссионеру более реально найти молодого слушателя именно там, а не в «обычном» мире. Мы получаем огромную аудиторию, которая таким образом слышит о Христе, начинает задумываться, что не всё измеряется материальными ценностями, что жизнь земная конечна, что есть то незримое, к чему надо стремиться. Молодёжь, которая не захочет посетить миссионерское мероприятие «офлайн», может в комфортной для себя форме поучаствовать в нём «онлайн». Это касается не только молодёжи. Атеист или же современный религиозно «всеядный» человек, которого не заманишь ни в храм, ни в лекционный зал, также, не выходя из зоны привычного, получает информацию (пусть и спорную и не верную, по его мнению) о Вечном, поневоле задумываясь о вопросах, ранее не возникавших. Мусульманин, боящийся уронить себя в глазах сородичей посещением православного храма, может свободно читать и слушать проповедь христианства, будучи анонимным в условиях соцсетей. И даже если после этого он не перейдет в православие, весьма вероятно, что он будет с большим уважением и симпатией к нему относится, что является элементом стабильности нашего государства. Сектанты всех мастей, пусть и порой с целью полемики и критики, знакомятся с догматикой и традицией православной церкви на страничках православных блогеров, и это может быть тем, что заставит их понять губительность их заблуждений. Трансляции богослужений, колокольных звонов, крестных ходов способны пробудить в иноверном или секулярном сознании ощущение глубокой красоты нашей веры, даже не на уровне разума, а на уровне чувств и эмоций положительно воздействовать на умонастроение человека. Даже православные открытки, цитаты святых, поздравление с христианскими праздниками, которыми делятся в соцсетях, способны выполнять ту же функцию.

И всё это человек получает, не покидая свою привычную среду, не боясь попасть в дискомфортную ситуацию. Но выслушав миссионерскую проповедь, он отрывается от экрана компьютера и находит дорогу в храм. Таким образом, можно утверждать, что миссия в интернете, ведущаяся умным, образованным миссионером, носителем, по слову Патриарха: «хорошего образования и высокого общего культурного уровня»,  имеющим духовное трезвение, имеет наиболее широкий охват и большие перспективы, что, конечно, не отменяет классических форм миссионерской деятельности.

И в «онлайн, и в «офлайн»-миссионерстве главное помнить, что есть наша цель и Кого мы проповедуем: «Ибо мы не себя проповедуем, но Христа Иисуса, Господа» (2 Кор. 4:5). Патриарх Кирилл, говоря о миссионерстве в социальных сетях, в  духе апостольских наставлений напомнил: «священник всегда, в любых обстоятельствах должен оставаться ловцом человеков для Христа, а не для себя и даже не для реализации какой-либо социальной функции».

Миссия в виртуальном пространстве  необходима. Она дополняет и обогащает христианское миссионерство. Социальные сети являются инструментом, которым мы, правильно пользуясь, приводим человека в Церковь Христову.

Автор — Безруков Андрей Львович, бакалавр теологии, магистр педагогики, заместитель председателя миссионерского отдела Тверской и Кашинской епархии. Преподаватель кафедры теологии Института педагогического образования и социальных технологий Тверского государственного университета.

Читайте также

Наверх