Поиск

Взаимодействие православной миссии и медиа

Заявленная в названии статьи тема не является новой. Однако в силу динамичного развития информационных технологий к ней следует вновь и вновь возвращаться, поскольку возникают все более новые и острые вопросы, на которые необходимо дать соответствующие ответы. В настоящее время благодаря интернету вместо дефицита миссионерской информации во времена печатных изданий существует большое количество каналов, которые представляют огромный массив богословских, исторических, политических и других сведений. Такое изобилие информации затрудняет доступ к правдивому и понятному для каждого человека миссионерскому контенту. К тому же многочисленные медиа заявляют о своей исключительной «правде», которую они транслируют. Путь к качественной и истинной информации – важнейший вызов, который связан с использованием медиа-пространства в нынешнее время.

В Концепции миссионерской деятельности (2007) средствам массовой информации отводится важное место. Выделена особая информационная миссия как «православное свидетельство самым широким слоям населения через все доступные средства массовой информации». Согласно Основным направлениям миссионерской деятельности Русской Православной Церкви (решение Священного Синода от 29 декабря 2022 года, журнал № 138), миссия – это свидетельство Церкви во всем многообразии его форм (богослужение, молитва, духовно-аскетические практики, миротворческая миссия, миссия присутствия, миссия примирения, социальное, молодежное и тюремное служение, религиозное образование и катехизация, церковная (христианская) литература, культура, искусство, архитектура и пр.). В этом контексте миссионерскую деятельность сложно отделить от любой информационной деятельности в области религии, которая влияет на жизнь людей. Церковь вовлечена в конкуренцию мировоззрений в медиапространстве. Развитие информационных технологий и интернета привело к смещению миссионерского контента с разнообразными информационными потоками в интернете. Идет постоянное совершенствование форм подачи альтернативной информации, что на фоне дефицита духовной грамотности приводит к дезориентации человека в медиапространстве.

Часто складываются ситуации, когда любое личное мнение, помноженное на авторитет автора или того или иного известного органа СМИ, становится чуть ли не учением. Критерием истинности становится авторитет, который складывается не из содержания транслируемой информации (эта информация часто не выдерживает научно-богословской критики), а из медийной популярности. Эта популярность может относительно легко приобретаться и раскручиваться за счет яркой и притягательной формы, но вовсе не нести интеллектуальный посыл, и тем более – духовное содержание. В итоге достигается вполне управляемая медийность, формирующая общественное мнение. Такая деградация качества информации крайне опасна и для миссионерской деятельности вследствие отсутствия четких критериев истины и размытости границ между добром и злом. Более того, имеются примеры использования религиозной тематики для достижения совсем иных целей, прежде всего, политических. Такая ситуация складывается на Западе, где политики стремятся использовать религию как инструмент для достижения своих целей (так называемая, «вепонизация» религии).

Появление разного рода альтернативных источников миссионерского вещания в СМИ, и особенно в интернете, поставило Церковь перед рядом проблем, связанных с поиском эффективных подходов миссионерской деятельности в медиа-пространстве, снижения рисков обесценивания миссионерской информации. В данной статье будут кратко описаны основные проблемы соотношения миссионерской деятельности и медиа.

Критерии эффективности информационной миссии

Для выработки критериев эффективности информационной миссии необходимо учитывать нынешние особенности социально-политической ситуации и миссионерского поля. По особенностям миссионерского поля современная миссия разделяется на внутреннюю миссию (внутри государства, целевая аудитория — невоцерковлённые соотечественники), апологетическую миссию (противодействие сектантству, псевдоправославным учениям, неоязычеству, деструктивным культам), внешняя миссия (взаимодействия с другими конфессиями и мигрантами внутри страны), зарубежная миссия Русской Православной Церкви в других странах. Таким образом, зона ответственности миссионерской деятельности Русской Православной Церкви простирается от государства к ее канонической территории вне государственных границ и затрагивает также территории государств, не входящих в каноническую территорию. Такой охват требует особо внимательного отношения к методам ведения миссионерской деятельности, недопущения маргинальных и радикальных выступлений в медиа. Государственный запрос к Церкви сегодня подразумевает тесное сотрудничество с российским исламом, межконфессиональный мир, активная внутренняя миссия и взвешенная зарубежная.

Анализируя разные типы современных медиа, можно выделить несколько их групп по направленности и целям. Большинство медиа, которые включены в религиозную жизнь, ее циклы, призваны поддерживать религиозную жизнь читателя, зрителя, напоминая ему о праздниках, чтении Евангелия дня, важнейших церковных событиях и др. Как правило, такого рода информация осуществляется в повествовательном ключе, без использования дополнительных инструментов для привлечения внимания (вызывающие интерес заголовки, вовлечение читателя от абстрактного созерцания событий как чего-то внешнего и чужого, к осмыслению как личного, собственного и внутреннего дела, и др.). К такого рода источникам информации относится большинство религиозных медиа. Порой сложно уловить различие между информацией, предоставляемой медиа, имеющими связь с Русской Православной Церковью, и медиа, связанными с другими христианскими каналами. Другая крайность представлена медиа, которые нацелены на тесную связь религии и политики. Они, как правило, характеризуются сенсационным характером подачи информации, нацелены на болевые точки в мире политики и религии. Так, последние месяцы наиболее горячие новости приходили из Украины (арест митрополита Святогорского Арсения, разрушение Десятинного храма, голосование в Раде о запрещении УПЦ и др.), Эстонии (попытки раскола Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата), Болгарии (сослужение с раскольниками ПЦУ и др.). Эта и другая информация не несет напрямую миссионерского содержания, но позволяет актуализировать миссионерское поле для зарубежной миссии. Политическая составляющая преобладает и в приложении Независимой газеты «НГ-Религии». Согласно рейтингу событий этой газеты, в 2023 году к трем главнейшим событиям были отнесены: назначение митрополита Тихона (Шевкунова) главой Крымской митрополии, лишение УПЦ Киево-Печерской лавры, передача иконы «Троица» Рублева Русской Православной Церкви.

В событийном религиозном поле между «большой политикой» и церковным кругом религиозных праздников и служений остается практически не отраженным освещение развития приходов и епархий, и практических результатов их деятельности. За результат обычно принимается лишь процесс, а не развитие и результат. Нельзя сказать, что такой информации совсем нет. Следует упомянуть портал «Приходы.ру», который активно использует статистику, инфографику. Однако, в большинстве случаев информация с мест крайне скупа, часто ограничена формальным освещением визитов иерархов, освящением новых храмов и других событий, которые преподносятся в стиле повествовательного описания события. Практически нет публикаций, которые отражали бы аналитическую оценку ситуации в более чем 200 епархиях Русской Православной Церкви в России. При этом сайты епархий, могущие дать такую информацию весьма скудны на материал. На фоне дефицита информации о внутренней миссии стали популярны ТГ-каналы, нацеленные на сбор и перепост различной (часто непроверенной и деструктивной) информации. 

Следует отметить, что целью миссионерской деятельности, в том числе информационной, является приведение людей к Богу. Полезной можно считать такую миссию, которая приводит человека к Богу. Какие бы действия ни были выполнены, всё будет бесполезно без личного понимания, осознания, принятия и применения человеком, что составляет его личный религиозный опыт. Насколько пути и средства миссионерской деятельности в медиа соответствуют главной цели – привести человека к Богу, настолько они являются миссионерскими. Оценкой эффективности можно считать осуществление перемены ума, которая подтверждается искренним покаянием, участием в Церковной жизни, и далее — участием в миссионерской деятельности. Исходя из этого, оценка эффективности миссионерской деятельности в медиа должна быть не только количественной, но и качественной. Сколько людей пришли в Церковь, крестились, посетили информационный ресурс и поставили лайки – важно понимать, но на этом не следует останавливаться. Важно знать, насколько качественно изменилось понимание и отношение к вере пришедших в Церковь людей. Такую оценку должна дать интеллектуальная духовная аналитика, которая практически отсутствует.

Кто есть кто в осуществлении православной миссии в медиа-пространстве?

Имеется ряд рейтингов религиозных медиа. При всей видимой субъективности построения рейтингов можно, однако, выделить ряд ведущих на настоящий момент времени СМИ и ТГ-каналов, в том числе осуществляющих миссионерскую деятельность. Предварительная оценка мнений экспертов показывает, что большое доверие среди аудитории имеет телеканал «СПАС», радио «Радонеж», «Вера» и др. Большой авторитет продолжают держать известные медиа «Независимая газета» (НГ-Религия), Коммерсант, Регнум и др. Это площадки для ретранслирования информации остаются весьма важными, но в силу различных обстоятельств (см. ниже) слабо доступными для миссионеров. В поисковых запросах Яндекса среди ведущих информационных СМИ выделяются «Азбука», канал протоиерея Андрея Ткачева, «Батюшка онлайн», «Православие_ру», канал священника Павла Островского и др. С точки зрения организации информационной деятельности можно выделить несколько групп СМИ.

Внутрицерковные официальные СМИ

Внутрицерковные официальные СМИ имеют высокий уровень авторитета (Патриархия.ру и др.). Однако в целом они отличаются крайне сдержанностью вещания. Многие из них воздерживаются от резких (отрицательных) оценок событий. Миссионерские функции таких СМИ сводятся к самой общей информации. Как правило, это хроника официальных событий и перепосты наиболее безопасного (часто, малополезного для миссии) контента. Сложно ожидать, что внутрицерковные СМИ начнут играть более активную роль в осуществлении миссионерской деятельности. Для этого желательно так организовать их работу, чтобы стимулировать развитие аналитического и критического направлений подачи информации (не нарушая при этом принятых правил и требований по информационной этике и безопасности).

Некоторым исключением является телеканал «СПАС», на нем проводятся жаркие дискуссии, в том числе с приглашением антиклерикалов.

Персональные СМИ священнослужителей

Это личные страницы, блоги, группы, порой достаточно многочисленные и популярные. Здесь размах критического мышления и аналитики несколько больше, чем в официальных внутрицерковных медиа. Это в целом способствует развитию миссии, хотя и не без отрицательных последствий. Огромным потенциалом таких медиа является аванс доверия воцерковлённых людей к сану автора. Часто именно сан и развитый бренд являются основным критерием оценки истинности и причиной популярности автора (в то время как содержание может отходить на второй план). Со стороны невоцерковлённого общества к таким медиа может присутствовать, наоборот, аванс недоверия к священникам и даже Церкви. Самая острая и злая критика в адрес Церкви сегодня исходит от воцерковлённых (или в прошлом воцерковлённых) людей. Никто так не оскорбляет Церковь и священноначалие, как свои или «бывшие свои» (Чапнин/Лученко/Кураев/Вознесенский и др.).

Сеть уравнивает священников и мирян. Авторитет священника в сети только на старте выше, чем у мирянина. Священник вынужден доказывать свою правоту в «конкурентной борьбе». Его запросто могут переспорить и оскорбить анонимные, и даже не-анонимные пользователи, что приводит к падению роли церковной иерархии (и в конечном счете грозит упадку институциональной религиозности). Растёт роль интернет-проповедника, и падает роль епископа и обычного приходского священника. Это угроза всему вековому укладу церковной жизни.

Деятельность в этой области почти не регулируется и зависит от личных качеств и постоянного образования автора. Возможность регулирования деятельности таких медиа значительно ограничена нежеланием самих авторов. Блогеры, особенно крупные, это почти неуправляемая стихия. Интернет с его возможностями выражать свободно свое мнение становится важной площадкой обмена мнениями, введение же жёсткого контроля может привести к снижению эффективности медиа. Блокирование возможно только в случае, если ресурс противоречит светскому законодательству. Это является прерогативой государства (функция Роспотребнадзора), Церковь не допущена к этому процессу.

Частные православные медиа

Это крупные порталы типа «Вера» (проект фонда «Фома»), «Азбука.ру» и аналогичные, возглавляемые воцерковлёнными мирянами и священнослужителями. Часто они имеют активные соцсети и проекты (например, «Академия Фомы»). Популярность и авторитет таких медиа больше предыдущих. В них достигается широта мнений, максимально проявляющаяся в чатах этих СМИ. Здесь проявляется модерация и трансформация контента в удобном для организаторов направлении, не во всем совпадающим с основной линией, которая пропагандируется на официальных каналах. Наполнение ресурсами во многом зависят от личных взглядов конкретных администраторов-модераторов. Некоторые из них (например, Правмир) от церковной тематики перешли к освещению других тем, в основном коммерческого характера. «Азбука.ру» практикует субъективную выборку цитат из контекста святых отцов для доказательства личного мнения модераторов, отличного от мнения Церкви и государства. Впрочем, это известный нечестный приём многих блоггеров.

В ТГ есть канал «Пастырь», связанный с одноимённым сайтом, на котором священнослужители ставят вопросы и дают ответы, порой аналитического характера. Этот канал интересен тем, что является редким примером анализа взаимодействия Церкви и общества. Также очень интересен канал ТГ «Князь Владимир». Он отличается устойчивым положительным настроем пользователей и администраторов, профессионализмом подачи материалов как в богословском, так и в художественном плане.

Иные персональные ресурсы членов Церкви

Назвать их медиаресурсами сложно ввиду малочисленности аудитории. Однако здесь можно обнаружить наиболее полезные материалы благодаря свободе, энтузиазму и постоянному широкому образованию авторов. Наиболее перспективными являются священники и миряне, уже имеющие одно или несколько высших образований.  Нередко это наиболее мотивированные и активные члены Церкви, в потенциале представляющие наилучшие кадры для миссионерской деятельности. Однако, с другой стороны, к этой же группе относятся и малоуправляемые для священноначалия миряне, нередко преступающие границы этики в коммуникативной сфере, они доставляют множество проблем в области миссионерской деятельности. Для организации их работы необходимо и достаточно вовлечение их в официальные структуры взаимодействия Церкви, государства и общества, где они активно и усердно начнут повышать уровень своего образования.

Общественные и государственные светские СМИ

К ним относятся, прежде всего, известные бренды уже упомянутых центральных газет и других каналов вещания. Качественно работают ТАСС, РИА-Новости, Коммерсант, Регнум, Газета.ру, Российская газета. Автор, желающий публиковаться в них, максимально заботится о своем рейтинге и имидже этих СМИ. Поэтому материал проходит существенную подготовку, а сами авторы являются, как правило, сведущими в своей области специалистами. За счет высокого качества подачи материала достигается большая аудитория. Тем не менее, и здесь имеются недостатки, в основном в области православного образования и понимания вопросов веры.

Проблематика и современные вызовы

Выделяются несколько ключевых проблем размещения миссионерского контента в информационном пространстве.

В первую очередь это дефицит аналитики и экспертного анализа религиозной ситуации на местах, связанный с отсутствием механизмов сбора статистических и других эмпирических данных (опросы, интервью и др.) и дальнейшей их широкой публикации в популярных медиа. В такой ситуации и при нынешних стремительных скоростях развития информационных технологий вряд ли удастся достичь поставленные в 2007 году цели (согласно Концепции…, 2007) «придать миссии в информационном пространстве упреждающий характер, что предполагает быстрое реагирование на происходящие в обществе события, а также их своевременную христианскую оценку для формирования общественного мнения». Также пока сложно выполнить и другую цель – «создать единый банк данных аналитических и справочных материалов, доступный для любого православного миссионера». Необходим пул аналитиков, способных работать с большими объемами информации, владеющими современными методиками мониторинга и оценки информации. Крайне важно налаживание информационного взаимодействия с епархиальными миссионерскими отделами на основе гибких форм контроля и отчётности, способствующей сбору реальной информации о проблемах на местах, о ситуации в епархиях.

С первой проблемой связана и другая, заключающаяся в отсутствии целостности представлений о миссионерском поле Русской Православной Церкви, ее епархий, благочиний и приходов. При этом под миссионерским полем следует понимать не только социально-культурные, исторические или географические особенности того или иного района, местности, где планируется проводить миссионерскую деятельность, но и существующие дискурсы и идеи, которые господствуют и должны учитываться в миссионерской деятельности. Ныне остро стоит надобность учесть все разнообразие России и всего канонического пространства Русской Православной Церкви, критически переосмыслить результаты миссионерской деятельности, полученных за последние десятилетия. Вопрос о состоянии современного миссионерского поля является ключевым для определения направления, методов и способов развития православной миссии, использующих медиа. Как показывает анализ медиа и оценки экспертов, планомерный анализ такого важного аспекта миссионерского поля, как дискурсы и господствующие идеи практически отсутствует. И это происходит на фоне искажения картины религии в целом по стране.

Актуализация важнейших трендов в религиозной жизни страны для координации и обозначении приоритетов и подходов миссионерской деятельности. Взаимодействие государства и Церкви привело к важным позитивным сдвигам в религиозной жизни страны. Четверть века тому назад (2000) Архиерейским Собором Русской Православной Церкви принято определение «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви», п. 44). В нем сообщается: «Взаимодействуя со светскими средствами массовой информации, священнослужители и миряне призываются более активно вести миссионерскую деятельность, разъяснять церковный взгляд на различные явления и события, способствовать формированию нравственного влияния СМИ на жизнь общества. Вместе с тем по-прежнему беспокоит обилие конфликтов между Церковью и светскими СМИ, часто вызванных непониманием целей и содержания церковной жизни, а иногда и клеветническим и даже богоборческим содержанием публикаций, нацеленных на отрыв людей от Бога и на подрыв авторитета Церкви». Следует отметить, что с тех пор приняты важные решения по ограничению антиклерикального и атеистического контента, который маркируется государством, как экстремистский. Однако в информационных сетях начал господствовать более изощренный враг, представленный в виде либерального глобалистского мировоззрения, направленного на разрушение традиционных ценностей и подмене духовного рациональным и узко прагматическим. В Концепции миссионерской деятельности указано, что одной из задач является «противостояние информационной агрессии против Православия, личности, семьи и общества, осуществляемой деструктивными культами и организациями, необходимость овладения новыми информационными пространствами для развития миссии». В этих новых условиях миссионерские подходы и, возможно, некоторые задачи должны трансформироваться. Одним из трендов является сближение позиций Церкви и государства, которые пересекаются в сфере укрепления в обществе традиционных ценностей и противодействия деструктивным идеологиям. Признавая возросшую роль Православия в формировании патриотического воспитания и общественного мнения внутри России и во всём мире, Церковь должна самостоятельно и в союзе с государством проводить активную работу, имея определенную поддержку со стороны властей. Не следует ожидать полного единства мнений церковных и светских медиа. Государство и общество, признавая важность Церкви, придерживаются в целом определенного дистанцирования от Неё. А трансляция миссионерских задач в светских медиа дополнительно ограничена дефицитом специально подготовленных миссионеров-журналистов, способных вписаться в светскую тематику, где можно ненавязчиво предложить миссионерский контент. Полезным будет и распространение популяризирующего Церковь контента (благотворительность, просвещение, этическая проблематика, и пр.). Одним из путей решения этой проблемы могло бы стать развитие церковной журналистики на основе подготовки соответствующих кадров, поддержка профессиональной работы в медиа, стимулирование властей различных уровней к организации сотрудничества медиасредств и миссионеров-журналистов. Это не значит, что нужно возрождать прежний пул православных журналистов и серию церковных газет и сайтов. Эта эпоха прошла. Сейчас время «фабрик контента». То есть, нужна информационная стратегия, интеллектуальный подход и целенаправленное продвижение своего контента на всех существующих платформах.

Многообразие информационных каналов и медиасредств должно ставить задачу помочь пользователю (читателю, зрителю, слушателю) ориентироваться в море информации, отделять низкокачественные или деструктивные медиа. Но, как уже отмечалось, их запрет – крайнее решение, которое в условиях принципиально свободного интернет-пространства вряд ли будет эффективным. Эффективно повышение образования пользователей, которое не позволит деструктивным медиасредствам стать популярными. Ставится вопрос регламентации деятельности миссионеров, в частности, священнослужителей-блогеров. По мнению председателя Синодального миссионерского отдела Московского патриархата епископа Луховицкого Евфимия, деятельность клириков Русской Православной Церкви, ведущих активную деятельность в блогах и социальных сетях, может быть отдельно регламентирована — это будет своего рода знаком качества, признанием того, что их позиция не противоречит общецерковной. Регламентация в этом ключе вовсе не означает запрет, а нацелена на развитие различных форм поощрения блогеров, качественно освещающих религиозную тематику, выявление и поддержку полезных инициатив.

Миссионерская деятельность в медиа-пространстве представляет важную форму информационной работы Русской Православной Церкви. Успех миссионерской деятельности во многом зависит от понимания образа Православия, религии, Церкви в целом в стране и в мире. Создание этого образа – задача многих Синодальных отделов. Для формирования миссионерской повестки в сети и в медиа требуется постоянная рабочая связь Синодального миссионерского отдела с другими отделами, в первую очередь, с Синодальным отделом по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

Вопросы взаимоотношения Синодального миссионерского отдела с медиа и журналистами требуют внимательного анализа. Выражение позиции СМО в медиапространстве не должно быть лишь реакцией на уже произошедшие события. Необходимо планирование и участие в формировании этих событий, продуманная повестка, в которой должен быть сформулирован запрос от СМО (и миссионеров в целом) к медиа: что является приоритетным, важным, на какие темы стоит обратить особое внимание и др. Для формирования этих тем и других вопросов важно развивать модель взаимоотношения Церкви с прессой и журналистами.

В настоящее время в СМО имеется ряд каналов, представляющих СМО в медиапространстве. Среди них особое место занимают каналы «Миссионерское обозрение» в ТГ и ВК. Они являются не только медиа, но инструментами установления отношений с людьми, вовлечённых в миссионерскую деятельность на местах. Канал в ВК более имеет возможность диалога с людьми, на этих диалогах можно учиться грамотной и эффективной миссионерской деятельности. Есть чат и работающая почта, куда можно отправить вопросы и получить грамотные ответы. В режиме реального времени происходит миссионерская работа с противниками Церкви, представителями научных и псевдонаучных кругов, сектантами, инославными или любыми вольнодумцами.

Дальнейшее совершенствование миссионерской деятельности в медиа-пространстве требует выработки прочных механизмов взаимодействия с церковными и светскими журналистами и блогерами с учетом постоянного мониторинга социальной динамики общества на пути к вере и изменений в миссионерском поле.

Авторы:

Алексей Николаевич Гуня, профессор кафедры миссиологии ПСТГУ, зав. сектором аналитики Синодального миссионерского отдела

Анастасия Коскелло, журналист газеты «НГ-Религии», администратор ТГ-канала «Чёрное и белое»

Александр Катков, православный журналист, блогер

Читайте также

Презентация фильма «Перекрестить Россию» 8 июня в рамках третьих Годеновских чтений состоялась презентация фильма «Перекрестить Россию». Перед началом мероприятия...
Председатель Синодального миссионерского отдела возглавил конференцию «Духовничество и псевдостарчество» 4 июня в Казани под председательством главы Синодального миссионерского отдела епископа Луховицкого Евфимия начала работу...
«Татар-информ» запускает цикл видеоподкастов на православные темы Руководитель миссионерского отдела Казанской епархии иерей Александр Ермолин ответит на самые распространённые вопросы или развенчает...
Рождественский праздник в миссионерском храме Песнопения и колядки на 8 языках мира в минувшее воскресенье, 14 января, услышали прихожане и гости храма святителя Николая Мирликийского...
Наверх